Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:14 

Рассказ

Всё будет. Рано или поздно, так или иначе (с)
Мой новый рассказ. Яой, если можно так выразиться, есть, но не слишком откровенный и плавно перетекающий в хентай( пользуясь широко знаменитыми в узких кругах определениями). Это не фанфик, это всё мои вымышленные персонажи. А ещё с элементами мистики и прочей ереси. Утопленниц я вам, по крайней мере, обещаю и не только в майскую ночь, но и во все прочие))) Хотелось бы узнать ваше мнение. :) Пока выкладываю не всё, но выложу ещё по требованию)))В коментах есть продолжение, но не всё.

Жёлтый дом у реки или пятеро мужчин, не считая утопленницы.

Москва, 2010 год.


- «В работах Ника Звонарёва и склонность к импровизации, и non finito, и фрагментарность, и какая-то нетерпеливая жажда погони за ускользающим находились во внутреннем противоречии с классическими «рафаэлевскими» традициями… И неизбежный спутник его — «дух отрицанья, дух сомненья». В некоторых картинах прослеживается влияние модерна, а порой – глубокий реверанс в сторону Дали и его сторонников…» Это вы написаль?- С лёгким акцентом спросил хорошо одетый господин у своего подвижного с блестящей лаковой головой спутника, который не доставал ему до подбородка.
- Какого?- Спросил человечек и самодовольно улыбнулся.
- А не слишком… fashionable stile?
- Только так все и пишут!
Они немного прошлись по залу, поглядывая на картины.
Критик среди посетителей узнал одного молодого человека. Он помахал ему, и молодой мужчина, чуть помедлив, решил подойти. Ему было двадцать шесть лет, но выглядел он изнурённым, больным и несколько взволнованным.
- Очень рад, очень рад…- Мужчина, пожав руку критику и кивнув головой в сторону иностранного гостя, поспешил скрыться.
- Как это говориться? «Юноша бледный с глазом горящим»… Это Блок?- Проводив взглядом мужчину, заметил гость.
Критик пожал плечами:
- Я думаю, Ахматова… Этот парень был лично знаком с Ником. Михаил, бывший натурщик и очень хороший знакомый художника. Взгляните-ка сюда. «Мальчик у реки». – Критик махнул рукой с сигаретой в сторону картины. На ней был изображён обнажённый подросток, в пол оборота сидящей у реки прямо на траве, и глядящий в раздумье куда-то вдаль. Вечерело. На воде был виден алый всполох зари.
- Дело в том, что он был рядом с Ником Звонарёвым, когда тот погиб, и после этого немного повредился умом, сторониться людей. Здесь он скорее из-за вежливости. Раньше, говорят, он был совсем другим человеком.- Громко заметил критик.
- Я слышал кое-что …- Немного подумав, сказал гость.
- Да, несчастный случай. Тёмная история. Говорят, при невыясненных обстоятельствах.- Задорно отчеканил критик и пыхнул сигаретой.
Знаменитый и хорошо продаваемый на Западе художник Ник Звонарёв умер десять лет назад. СМИ тогда распространило множество слухов по поводу смерти художника и, если не все, то половина, попахивала откровенной чертовщиной…
* * *

Рязанская область, лето 2000 года.

Драпировка на стене. Жужжит и бьётся в оконное стекло огромная безобразная муха. Старинная ваза на тумбочке из красного дерева.
Из окна падает светлый, тихий луч.
Поглаживая свою овальную бородку, художник отложил карандаш в сторону:
- Михаил, ты определённо сегодня не в духе.-
Мальчик смутился. Ник был прав. Уже минуло полгода с тех пор, как они с Ником стали любовниками. Михаил порой был не в состоянии взять себя в руки и сосредоточиться. Он то и дело краснел и вертелся, в особенности, когда позировал перед мастером в обнажённом виде. Когда его взгляд гладил кожу, Мише хотелось сгореть или просто исчезнуть со стыда.
Ник Звонарёв, лет на двадцать пять старше Михаила, известная личность.
«Он превратил свою жизнь в искусство, и искусство стало для него подлинной жизнью».
«Его картины – лицо современного искусства».
Художника нельзя было назвать красавцем, но было в нём некая брутальная красота и, в то же время, светскость, что делало его весьма обаятельным. Ник установил опекунство над мальчиком год назад. Мать Миши была алкоголичка. К этому мальчику художник привязался довольно крепко. В то время Мише исполнилось только шестнадцать. Невысокий, но весьма статный. Большие серые глаза. Бронзовая кожа, спортивное мальчишечье тело и ямочки на щеках, словно у жеманной девочки.
- Ладно, на сегодня закончим. Вижу, ты сегодня не в духе. Опять мух считаешь.- Вздохнул Ник. Он не мог долго сердиться на мальчика.
- А можно мне посмотреть?- Обмотав полотенце вокруг бёдер, Миша бодро подскочил к мольберту.
- Здорово!-
- А если бы ты не вертелся, было бы ещё лучше. Впрочем,- художник обнял Михаила за талию.- Моего мастерства, наверное, не хватит, чтобы изобразить тебя хотя бы отчасти таким, как ты есть на самом деле.-
Мальчик смутился. С рождения Михаил отличался тихим, мечтательным нравом, а в его поведении было много ребячества. Ник привлёк к себе подростка и стал целовать.
- А вдруг сюда войдут?- Михаил испуганно покосился на открытую настежь дверь.
- Какая разница? Развернуться и уйдут.- Ответил Ник, возбуждаясь всё больше.
Но в эту самую минуту в зал, отведённый под мастерскую, действительно вошла Клава. Секретарша Полахова, всегда аккуратно одетая в строгие офисные костюмы, безукоризненные маникюр и макияж, чёрное короткое каре и стильные змеиные очки.
- Сергей Алексеевич ждёт вас к обеду. У него к вам есть какое-то дело.- Мило улыбнулась женщина. Идеальная секретарша, да и просто хороший друг Полахова, она, как порой казалось Нику, знала о хозяине дома и его друзьях буквально всё.
Миша зарделся, как пионерка, и убежал.
- Очень милый этюдик.- Флегматично заметила Клава, глядя на рисунок.
- Скажи, сейчас буду.- Сухо сказал Ник, вытирая свои жилистые сильные руки, скорее напоминающие руки скульптора, чем художника.
* * *

На бегу натягивая шорты, Миша выбежал на улицу. Есть он не хотел, а потому решил прогуляться.
Стояла полуденная жара. Свежая газонная трава щекотала ноги. От реки, на берегу которой и стоял особняк Полахова, повеяло прохладой. Дом, в котором они с Ником гостили уже давно, - настоящий старинный особняк конца восемнадцатого века в стиле ампир, отражался в водах реки. Холодная торжественность и точный расчёт, присущий архитектуре дома, был весьма близок хозяину особняка по духу. Ник частенько гостил у Полахова, своего богемного покровителя, богача, построившего свой капитал на торговле антиквариатом. Где-то в трёх километрах к северу находилась полувымершая русская деревня, к тому же Полахов прикупил довольно обширный кусок местности, прилегающий к реке, а потому встретить здесь кого-то совершенно незнакомого, было странно. Возле дома располагалась небольшая пристань, возле которой размеренно качалась на волнах белая яхта, несколько моторных лодок и водных мотоциклов.
Внезапно Миша увидел, что у самой кромки воды, лежит человек. Подойдя поближе, Михаил с удивлением обнаружил на берегу обнажённую девушку. Бледная, кажется, блондинка, она лежала в тёмно-зелёном, почти чёрном иле без сознания. Ей нельзя было дать больше семнадцати. Михаил осторожно приблизился и затаил дыхание. Девушка слегка пошевелила белой, как бумага, рукой, и это развеяло его сомнения. Подхватив девушку на руки, Михаил понёс к дому. Оставив её на шезлонге, Миша бросился звать на помощь и второпях едва не сбил с ног молодого мужчину, вальяжно выходившего из дома с дымящейся сигаретой в руке.
- Андрей! Там!.. Я принёс девушку! Надо позвать всех! Она лежала у реки! Она ещё жива!-
Андрей спустился с лестницы и, увидев обнажённую девушку, присвистнул:
- Прибежали в избу дети, второпях зовут отца: «Тятя, тятя, наши сети притащили мертвеца!». А девчушка-то премиленькая,- заметил Андрей, склонившись над девушкой.
Из дома на шум выбежал всклокоченный долговязый и жутко нервный молодой человек:
- Вы совсем, что ли, из ума выжили?! Зачем так орать?! Это же невозможно! Невозможно так орать! Я работаю! Ра-бо-таю! Мне нужна тишина, вдохновение, я себя не слышу! Я не слышу себя!-
- А вот и наш Рихтор пожаловал.- Ухмыльнулся Андрей.- Это ты, Самсон, больше всех кричишь. Ты сегодня с утра на истерике, ничего сказать нельзя.
- Не твоё дело!- Завопил пианист, но, заметив девушку возле дома, вздрогнул.- А это что за проститутка? Зачем она здесь?! Кто её сюда притащил?! Она что, мёртвая?!-
На дёрганом лице молодого мужчины проступили нервические свекольные пятна.
На веранду, прихрамывая, вышел астматический старик в летнем белом костюме – сам хозяин дома, рядом с ним шёл нахмуренный Ник. Вперёд вырвалась Клава.
- Посторонитесь! Я почти доктор. У меня три законченных курса мединститута.- Строго объявила она и, жёстко отстранив рукой мальчика, села рядом с девушкой. Её узкая чёрная юбка задралась, оголив острые колени. Она стала уверенно оказывать первую помощь девушке. Клавдия покрыла платком рот девушки и стала вдыхать воздух в её лёгкие.
К Полахову Карлу Германовичу подошли два качка в камуфляже с виноватым выражением морд.
- Здравствуйте, Карл Германович.- Поприветствовал один, с высоты своего двухметрового роста глядя на болезненного старика.
- Куда вы смотрели? Как она попала сюда?- Строго спросил Карл Германович.
- Виноваты…- Развёл руками другой охранник.
- Я не за то вам деньги плачу, чтобы вы рты разевали.-
- Больше этого не повториться.- Рявкнули охранники.- Может, вызвать скорую помощь или что там… милицию?-
- Сами разберёмся. Свободны. - Ответил Карл. Охранники поклонились и удалились.
Наконец, незнакомка закашляла и пришла в себя.
Сев на шезлонге, она мутными глазами огляделась вокруг. Андрей снял рубашку из японского хлопка, накинул девушке на плечи и подмигнул. Она поблагодарила.
- Ты кто?- Спросила Клава.
- Я…- взгляд девушки встретился с глазами Ника, и неожиданно голос её приобрёл силу и уверенность.- Я не помню.-
- Обалдеть!- Завизжал пианист.
- Вау!- Сказал Андрей, сбивая с сигареты пепел. Ник был погружён в свои мысли.
- Совсем не помнишь?- Тяжело спросил Полахов.
- Кажется, меня зовут Аня… кажется, так.- Девушка произнесла своё имя так, словно с наслаждением смаковала после тысячи лет без возможности произнести его, и улыбнулась мальчику. Миша всё время прятал глаза и был красным, как рак. Ему было дискомфортно и стыдно. Хозяин задумался на некоторое время, перебирая в руке чётки.
- Клавдия,- Тяжело выдохнул Карл Германович.- Проводи её к себе в комнату и одень.-
- Ладно, пошли со мной.- Клава презрительно прищурилась на Андрея, самым наглым образом изучающего девушку.
Анна попыталась встать на непослушные ноги, но у неё это не вышло, и Клавдия поддержала её под руки. Они скрылись в доме.
Ник с каким-то особенным интересом проводил взглядом девушку.
- Зацени?- Андрей толкнул в бок Самсона.- Впрочем, ты специалист в другой области. Знаешь, положа руки на сердце, Освенцим какой-то. Мне нравиться, когда у женщины есть тело, а это мощи…-
На самом деле Андрею утопленница понравилась. Он играл на публику.
- Думаю, надо немедленно позвонить в милицию! Какая-то голая девка! Едва не утонула, ничего не помнит!..- Запричитал Самсон.
- Сколько можно визжать? У меня от тебя мигрень началась.- Поморщился Андрей.- Я категорически против милиции. Девушка симпатичная, думаю, мы найдём общий язык.-
- Ты же только что сказал, что девка – суповой набор.- Спросил Самсон.
- За не имением лучшего, для сельской местности…- Пожал плечами Андрей.- А наш Никас-Микеланжелос что по этому поводу думает?-
- Мне фиолетово.- Мрачно отозвался Ник.
- Хорошо. Пусть девушка побудет здесь немного.- Сказал Полахов.

- Мне нравиться этот сарафан.- Аня лукаво улыбнулась, глядя на лёгкий, ультракороткий сарафан из вещей Клавдии.
- Хорошо. Клавдий Анатольевна сказал, что вещи из этого шкафа можешь брать.- Сказала домработница узбечка Зухра.
- Зухра… а кто живёт в этом доме?- Натягивая сарафан через голову, спросила Анна.
- Ну… хозяин – Полахов Карл Германович, он очень-очень богатый. Человек хороший, я давно у него работаю. Андрей – его племянник, женщин очень любить. Он часто ездит по заграницам, у кого-то гостит и что-то празднует, дядю помнит, когда деньги нужны. А тот, кто с длинными волосами много кричал, музыкант, всё время играет. Может, слышал о Самсоне Назариевском?- Зухра была не прочь посплетничать.
Аня отрицательно покачала головой.
- Как же так? Не слышал? Недавно хозяин договорился, чтобы его почаще показывали в телевизоре, Самсон даже в рекламе снялся …
- А кто тот мужчина и мальчик с ним?- Спросила Аня, примеряя к себе очередную кофту.
- О, это известный художник Ник Звонарёв и его мальчик, которого он рисует, Миша. Мать Миши много пьёт, плохой, глупый женщина. Ник тоже богатый человек, но хозяин богаче. Хозяин попросил Ника нарисовать его, как есть с головы до ног.- Зухра подошла к зеркалу, где она отражалась в полный рост.
Анна улыбнулась. Зухра жарко зашептала на ухо девушке:
- А ещё Самсон спит с хозяином, и мальчик спит с Ником.-
Зухра подмигнула девушке.

@темы: юмор, рассказы, про любовь, Яой

Комментарии
2009-11-05 в 19:17 

Всё будет. Рано или поздно, так или иначе (с)
Ник проснулся рано утром и решил спуститься к завтраку в костюме с галстуком. Поэтому он попросил принести и завязать ему его любимый синий галстук Hugo Boss.
- Каким узлом тебе завязать?- Спросил мальчик. Он был мастером завязывать шейные платки и галстуки.
- Полувиндзором.-
Михаил долго возился с узлом, но Нику было приятно ощущать прикосновение рук мальчика и то, как галстук скользит у шеи. Наконец, когда галстук был завязан, Ник посмотрел на себя в зеркало и с криком ужаса отшатнулся назад:
- Что это?! Ты откуда это взял?! Серый, серый в полоску!..- Ник больно схватил мальчика за руку и отшвырнул его на кровать. В ярости художник сорвал с себя галстук. Дрожащей рукой поднеся галстук к глазам, Ник с удивлением понял, что это синий галстук, как он и просил. Постояв в недоумении какое-то время, Ник пошёл просить прощения у мальчика.
Опоздав к завтраку из-за странного случая с галстуком, Ник был не в себе. Все остальные уже собрались за столом. Полахов разговаривал о чём-то с Самсоном (это был единственный человек, в разговоре с которым Самсон позволял себе расслабиться и даже порой смеяться). Клава неспешно поедала диетический салат, а Андрей уже во всю кокетничал с Анной. Девушка, одетая, наверное, в самый откровенный и яркий сарафан из вещей Клавы, бросила взгляд на Ника и весьма заинтересовалась Мишей, который сел рядом с ней.
- Я слышала, это ты нашёл меня. Спасибо.- Девушка улыбнулась Мише. Анна была очень мила. У неё были длинные, кудрявые светлые волосы, бледная кожа и светло-серые глаза.
- Ты ещё ничего не вспомнила?- Поинтересовался он, чувствуя, что вновь покраснел.
- Боюсь, что нет.- Девушка окинула мальчика таким взглядом, что у него захватило дух.
- А я и не заметила сначала этого жуткого следа у тебя на шее! Откуда это у тебя?- Спросила Клава, дотронувшись ноготком с французским маникюром до шрама по горлу у девушки.
- Не помню…- Тихо ответила девушка.
Ник неожиданно подавился едой и закашлял. Михаил быстро подал ему бокал с водой. До конца завтрака Ник подозрительно смотрел на Анну.
После завтрака Анна отправилась на прогулку с Мишей, который то и дело краснел и не мог связать при ней и пары слов, а Ник вернулся к своим наброскам к портрету Полахова. Он поднялся в зал, отведённый ему под мастерскую, и открыл папку с набросками. В висках застучала кровь. Ник в ужасе осознал, что все наброски, над которыми он трудился всё время пребывания в доме Полахова, были испорчены. Их словно прополоскали в тазу с водой.
Ник зарычал по-звериному. Разъярённый, он пытался найти хотя бы один нетронутый рисунок. Внезапно Ник побледнел и отшатнулся в сторону. Он держал в руках рисунок акварелью, который он сделал, рисуя Мишу. Акварель растеклась. Линии потеряли чёткость, лицо стало мутным, словно в размытом сне. Внизу кто-то сделал надпись: «Алексей».
После этого инцидента Ник был уже не в состоянии работать. Он упал в кресло и долго смотрел на свои трясущиеся руки. У него начались сильные головные боли. Он впервые ощутил приступ аритмии. Когда же Аня вернулась с прогулки, Ник увидел её в резной тени плакучей ивы. Стрекотали цикады, стояла полуденная жара. Ник лютым зверем посмотрел на девушку, Аня как будто не заметила угрозы в этом взгляде. Громко дыша, он больно сдавил белое запястье девушки.
- Это ты! Я знаю, это ты сделала.- Прошипел он.
- О чём вы?- Спросила девушка отрешённо.
- Всё ты знаешь!- Сказал он.- Ты испортила мои работы!-
- Я ничего не знаю.- Аня вывернула свою руку. Ник поразился её физической силе.
Не зная, что ещё сказать, Ник пошёл к дому.
Девушка проводила его холодным рыбьим взглядом.

2009-11-05 в 19:19 

Всё будет. Рано или поздно, так или иначе (с)
Карл Германович к новой гостье привязался. У него никогда не было своих детей, и ему на старости лет недоставало любящей дочери.
Тяжело опираясь на трость из супер-прочного белого пластика, Полахов прогуливался вдоль берега с Аней.
- Нравиться ли тебе, Анечка, мой дом? Конечно, нравиться. Вот ты думаешь, почему старик Полахов при таких возможностях не построил себе дом где-нибудь в Куршавеле, Сантрапе?- Пыхтя, он с трудом опустился на скамейку и начал концом трости чертить круги на речном песке.- Я, деточка, как ни странно, патриот. Люблю Россию! Хотя каких только кровей во мне не намешано… и поволжские немцы, и поляки, и авгуры, и местечковые жиды. А я люблю русский народ, и больно мне за него. Нету в русских людях чувства собственного достоинства. Вот ты, деточка, читала книжку Дюма «Три мушкетёра»? Помнишь, как ведут себя те господчики? Стоит кому на них косо посмотреть, рожу скорчить, так они сразу в драку лезут. Вот в массе своей у русских людей чувство собственного достоинства остаётся на уровне мушкетёров семнадцатого века. Хамство мы принимаем за нравственную силу, доброту за слабость. Но не это самое страшное. Не умеем мы себя вести так, чтобы не унижаясь, не унижать. И всё мы переходим от раболепия к хамству… - Полахов резко почеркал свои круги на песке. Аня сидела, опустив ресницы, с осанкой примерной школьницы, положив руки на коленки. В метре от них плескалась река, на горизонте виднелось белое пятнышко теплоходика. Было слышно, как дома Самсон мучает рояль, выжимая из него современную модернистскую музыку без мелодии.
- Пошли, Анечка, домой. Как-то душно.- Старик вытер лоб платком и, кряхтя, опираясь на Анечку, встал.
Самсон играл в комнате рядом с гостиной, обставленной в викторианском вкусе. В той же комнате собрались все прочие гости Полахова. Андрей лениво листал откровенный мужской журнальчик, Клавдия с видом ответственного работника раскладывала пасьянс на мощном ноутбуке, Ник нервно делал зарисовки в блокноте, Миша за обе щеки уписывал виноград. Со двора послышался собачий вой полаховских сторожевых псов.
- К покойнику.- Сказал Андрей, закрыв журнал.
Двери распахнулись, и в комнату вошла Аня.
С видом лунатика девушка прошла по комнате и стекла на диван рядом с Мишей. Мальчик откусывал ягоды прямо с тяжёлой кисти винограда, держа её за хвостик. Внезапно он почувствовал, как кисть задрожала. Это Аня начала откусывать с той же кисти. Ник, который искоса наблюдал за этой парой, испортил себе набросок, исчеркал его карандашом. Он вырвал лист из блокнота, скомкал его и швырнул на пол.
Девушка тихо замурлыкала старую песенку группы Nirvana:
Come as you are, as you were,
As I want you to be,
As a friend, as a friend, as an old enemy,
Take your time, hurry up,
The choice is your, don't be late,
Take a rest as a friend as an old memoria.
Come dowsed in mud, soaked in bleach,
As I want you to be.
As a trend, as a friend, as an old memoria.
And I swear that I don't have a gun,
No I don't have a gun .

- Господи, да у тебя ни слуха, ни голоса, детка! Мне противопоказано слушать такое бездарное пение!- Закричал пианист, пытаясь закончить сочинение композиции.
- Отчего же? Прекрасная песня! Я обожаю творчество Курта Кобейна!- Андрей обнял Аню и во всё горло начал подпевать девушке.
Самсон в ярости хлопнув дверью, вышел прочь. Назариевкий сразу же невзлюбил Аню. В девушке его бесило буквально всё: её внешность, манера одеваться, голос, движения, а главное то, что она была женщиной.
Анна замолчала и стала буравить взглядом художника, словно испытывая его терпение.
Петь эту песню, похоже, было излюбленной привычкой странной гостьи. Она пела её очень часто, что весьма раздражало Самсона с его «абсолютным слухом» и выбивало из колеи Ника.
Как-то раз Анна с Ником остались вдвоём. Было уже поздно. Ник рисовал портрет Полахова, а девушка запела всю ту же песню.
- Почему ты поёшь именно её?- Стиснув зубы, спросил вдруг Ник.
- Кажется, её любил один мой друг. Он постоянно её пел.- Вкрадчиво ответила девушка.
- Может быть, это наш общий знакомый? Кто он?- Настороженно спросил Ник.
- Не помню…- Медленно произнесла Анна.
- Значит, ты не помнишь?- Угрожающе спросил Ник.
Аня встала, повернулась к Нику спиной и пошла в сторону двери. Одним рывком художник настиг её, прижал к стене и начал жёстко трясти девушку за плечи, словно куклу.
- Кто ты?!- Хрипло спросил он, не узнавая своего голоса.
- Что с вами?- В комнату зашла невозмутимая Клавдия.- У вас тут секс?-
- У них тут точно секс.- За спиной у Клавдии послышался голос Андрея.
Руки Ника задрожали и разжались.
- Принести воды?- Поинтересовалась девушка.
- Да… Было бы неплохо…- Ответил Ник, присаживаясь на диван.
Через несколько минут девушка вернулась с чашкой. Ник выхватил чашку из рук девушки, с подозрением понюхал:
- Что это?! Чай с перцем?! Что за гадость?! Ты отравить меня решила?!-
На крики прибежал Миша и домработница Зухра. Михаил в ужасе смотрел на то, как его любовник, по обыкновению спокойный и уравновешенный, в бешенстве ругает безмолвную девушку.
- Потише, старик!- Внезапно вмешался Андрей.- Сейчас мы проведём следственный эксперимент.-
- Она отравить меня хотела… чай с перцем подала!- Немного взяв себя в руки, Ник, видимо, начал понимать, что перегнул палку.
- С перцем, говоришь?- Андрей отпил немного из чашки, пополоскал немного во рту, как винный дегустатор.- Хороший чай. Чёрный. Цейлонский. От нервов, Ник, надо таблеточки принимать!-
Художник весь побелел от слов Андрея:
- Да вы все в сговоре! Я сейчас же уезжаю!-
На лестнице Ник столкнулся с Полаховым.

2009-11-05 в 19:20 

Всё будет. Рано или поздно, так или иначе (с)
- Что произошло?-
- Можете считать, что моя муза ушла в отпуск!- Крикнул Ник и побежал вверх по лестнице.
На пороге своей комнаты стоял Самсон в пижаме.
- Это психбольница! Все с ума посходили из-за этой девки!-
Где-то в гостиной издевался Андрей:
- Карету мне, карету! Коня, коня! Полцарства за коня!-
Миша, громко топая по лестнице большими мальчишечьими сандалиями, бросился на шею любовнику:
- Ник, пожалуйста, я не хочу уезжать!
- Нет!- Тоном, не терпящим возражений, крикнул Ник. Крепко схватив Мишу за плечо, Ник затащил натурщика в спальню и вошёл сам, громко хлопнув дверью.
- Тварь продажная! Шлюха малолетняя!- Кричал Ник, ходя из угла в угол и собирая свои вещи. Миша тихо забился в угол широкой кровати. Таким своего любовника он видел впервые. Ни разу Ник не позволял себе такого в его присутствии.
- Ник, о ком ты?- Прошептал испуганный мальчик.
- А то ты не знаешь, божий агнец этакий! Я видел, как эта стерва на тебя смотрит!- Ник бросал вещи Миши в дорожную сумку.
- Ник!- Пискнул мальчик.
- Молчи!- Зло прошипел Ник, швыряя в сумку всё, что попадалось под руку.
- Но что подумает Полахов и Клава? Я люблю только тебя!- Взмолился Миша. Он подошёл к Нику с мокрыми глазами и хотел обнять.
- Я убью тебя, если только узнаю, что эта стерва прикоснулась к тебе!- Ник пригрозил мальчику тубусом, и Миша испуганно отшатнулся назад.
- Ник, послушай…- мальчик не хотел уезжать.
- Одевайся!- Приказал Ник и, подхватив свой чемодан, бросился вниз по лестнице.
- Ник!- Миша поднял свою спортивную сумку, из которой свисали его носки, побрёл за любовником.
Ник порывисто залез в свой серебристый Citroen C5, повернул ключ зажигания.
Однако машина не заводилась.
Сбежались все. Даже Самсон, накинув на пижаму пиджак, вышел на стоянку возле дома.
- Тачка-то сдохла!- Усмехнулся Андрей.
- А я пойду пешком! Можете не беспокоиться!- Крикнул Ник из машины.
- Куда ты сейчас? Первый час!- Полахов показал на свои ролекс.
Матерно выругавшись, Ник выбрался из машины, схватил один из чемоданов с заднего сиденья.
- К чёрту, Карл Германович, к чёрту!- Крикнул Ник и с бодростью маньяка направился прочь по заросшей травой тропинке к воротам.
- Карл, вам опасно волноваться! Я не переживу, если с вами что-нибудь случиться!- Угодливо засюсюкал Самсон.
- Мда…- Только и мог сказать Карл, не обращая внимания на Самсона.
- Как ты достал уже! Эдик был и то спокойнее!- Процедил Андрей, выкуривая новую сигарету.
- Эдик? Эдик! Опять Андрей вспоминает вашего бывшего любовника, этого жуткого портного! Мерзкого модельера! Я так больше не могу!- Закричал Самсон, встряхнув своими волнистыми тёмными волосами.
- Сколько раз я говорил тебе, Андрей, не курить в моём присутствии!- Прикрикнул на Андрея Карл Германович.
В темноте засветился дисплей мобильного телефона. Карл звонил на охрану, чтобы они выпустили Ника.
Так и не дойдя до ворот, Ник наткнулся на грабли, прислонённые к ограде клумбы. Грабли ударили его, Ник выругался и зашвырнул их куда-то в куст сирени. Потеряв остатки самообладания, он поскользнулся на мокрых плитках дорожки и упал навзничь.
Обитатели дома стояли на крыльце, наблюдая эти манипуляции. Загорелись красные огоньки сигарет.
- Жив ли он?- Участливо спросил Андрей.
- Андрей, погаси сигарету! Садовника увольнять пора. Раскидал грабли по территории.- Хрипло дыша, произнёс Карл Германович.
- Мать твою!- Послышался голос художника. Он попробовал подняться, но не смог и снова упал. Миша бросился помогать ему. Ник сильно растянул ногу. Оперевшись на плечо мальчика, Ник был вынужден вернуться в дом.
Миша помог Нику добраться до их спальни на втором этаже. Клава осмотрела ногу Ника, предложила компресс из горячего молока.
- Ник…- Начал Миша, когда Клава оставила их с Ником в комнате одних.
- Что?- Спросил Ник, лёжа на кровати.
- Ты бы действительно ушёл вот так просто? Бросил здесь меня одного?- Голос Миши дрогнул. Ответа не последовало.
- Ник...-
Художник отвернулся от натурщика.
Мальчик понуро вышел из комнаты.
Ник посмотрел на тумбочку у кровати. На ней лежал серый в полоску галстук. Тот самый трижды проклятый галстук! Он зажмурился, а когда открыл глаза вновь, тумбочка была пуста.
Ник завыл от безысходности и схватился за голову.
-----------------------------------------------------------
1.- Явись таким, какой ты есть.

Явись таким, какой ты есть, таким, какой ты был когда-то,
Таким, каким я хочу тебя видеть.
Явись, как друг, как друг, как старый враг.

Не трать время зря, поспеши,
Выбор за тобой, не опаздывай.
Отдохни как друг, как воспоминание о прошлом.

Явись, перепачканный с ног до головы грязью, в одежде,
Насквозь пропитанной известью.
Явись таким, каким я хочу тебя видеть,
Как новое веяние моды, как друг, как воспоминание о прошлом.

Я клянусь - я безоружен.
Да, я безоружен.

   

Полёт души

главная