KeySi
Ни дня без приключений ^-^
Грани любви

- Любовь вообще похожа на вирус, – Кэралайн замерла в кресле напротив монитора компьютера и уставилась куда-то в пустоту. Куда-то в темный угол между экраном и полочкой с дисками.
- Э… М-м-м? – Кристи, ее подруга детства, подняла голову и внимательно посмотрела на девушку. До того, как она заговорила, в комнате царила абсолютная тишина, нарушаемая только мягким стуком клавиш да посапыванием Крисс, свернувшейся клубочком на диване.
- Нет, не на компьютерный, но тоже интересно, – Кэр развернула кресло так, что могла смотреть прямо в сонные глаза подруги. – Биологический вирус, который проникает в геном, внедряется в суть процесса копирования ДНК, встраивается в будущую цепочку, копирует себя и меняет суть самого главного вместилища информации о будущем организме. Просто представь, крошечный вирус, всего один ген изменен, а организм рождается ущербным, не таким, каким он был задуман изначально. И даже пусть он внешне похож на другие такие же, по сути он - другой. В самой своей истине…
- Почему я тебя еще терплю с твоей дикой склонностью все сравнивать с такими сложными процессами? – на лице Крисс застыла маска абсолютного спокойствия. Только глаза выдавали ее недавнее удивление, а затем и искорки зарождающегося смеха.
- Не вижу ничего сложного в биологических процессах, – Кэр возмущенно фыркнула и, скрестив руки на груди, демонстративно отвернулась.
- Это тебе было несложно за два часа вызубрить процесс копирования ДНК или синтеза белка во всех подробностях, а я не любительница грузить свой мозг всякой ересью, – Крисс села на диване, старательно маскируя рвущийся на волю смех абсолютно неискренним раздражением.
- Поэтому ты и стала дизайнером? Лентя-я-яйка! – Кэр хихикнула.
- А ты - зануда ботаническая, – Крисс швырнула в нее подушкой. – С чего ты вообще решила пугать меня такими сравнениями?
Кэр поймала подушку и начала рассматривать вышитый на ней орнамент, словно видела его впервые в жизни, а не наблюдала уже лет восемь каждый день.
- Я просто вспомнила одну историю. Вспомнила ее героев, которые были заражены любовью. Они, сами того не замечая, менялись и даже подсознательно хотели этого… Но процесс был довольно сложным и мучительным. Ведь чтобы что-то изменилось, надо убить что-то старое, чтобы на его месте…
В нее прилетела вторая подушка.
- Если ты сейчас же не прекратишь умничать и не расскажешь нормально эту историю я тебя еще и укушу, – Крисс нехорошо прищурилась.
- Ладно, ладно… - Кэр пожала плечами и, устроившись поудобнее в кресле в обнимку с подушками, начала рассказ.

Вообще все началось с того, что Ренни заметил перемены в Торане. Лучший друг стал странно меняться, и самое обидно – совершенно не понятно, в лучшую или худшую сторону. Он просто становился другим. Причем становился не всегда, а периодически, и не по расписанию, а как придется. Так что Рен даже системы какой-то составить не мог, не говоря уже о причинах.
- Так больше продолжаться не может, – заявил однажды Рен другу, когда они сидели в его комнате, пытались готовиться к занятиям. «Пытались» в данном случае было ключевым словом, так как Торан мысленно явно был где-то далеко. А как иначе объяснить, что он умудрился сгрызть колпачок ручки и не заметить этого?
- Что? – Тор уставился на друга глазами ожившей после долгой спячки мумии. Выплюнув остатки колпачка, парень посмотрел на них с таким видом, словно не он был причиной их появления.
- Что с тобой творится уже почти две недели как? – Рен решил высказать свои опасения другу. Вдвоем решать проблему было бы в любом случае проще.
- А что со мной творится? – Тор или издевался или искренне не понимал.
- Ты странный. Причем очень странный. На всю голову, – Рен, похоже, высказался слишком эмоционально – во взгляде Тора появилось беспокойство.
- Странный – это как? – Тор прислушался к себе, но, вроде, никаких изменений пока не заметил.
- Сам не свой. Задумчивый, отвлекаешься, особенно на занятиях. Вечно думаешь о чем-то. Вот о чем ты сейчас думал?
Торран уставился в потолок, явно вспоминая что-то.
- Я думал, почему в фильмах и книгах главные герои 50 на 50 то крутые, то хлюпики.
- Что? – теперь ожившую мумию отыграл Рен. – Зачем ты о таком думаешь?
- Сам не знаю… - Тор пожал плечами. – Просто мысли в голову лезут.
- Мдам… - Рен вздохнул. – Без помощи никак.
Ворча что-то себе под нос, парень прошел к шкафу и начал копаться в одном из выдвижных ящиков.
- Какой помощи?- Тор подозрительно косился в сторону друга.
- Ты не поверишь, но магической, – тот вытащил, наконец, из ящика что-то, завернутое в кусок красной линялой ткани.
- Магию же запретили, – подозрительности во взгляде Тора стало в разы больше.
- И что? – Рен искренне удивился. – Если не светиться, можно все. А ты против соприкоснуться с магией, с запрещенной стороной жизни?
- Ну, если в общем и целом, то нет, – Тор пожал плечами. – Но что-то мне подсказывает, что именно мне попадать.
Рен согласно кивнул и жизнерадостно улыбнулся. Размотав ткань, он показал другу простенькую небольшую полумаску из прозрачного материала.
- Э-э-э… - выдал Тор.
- Не «э-э-э», - передразнил его друг, - а анализатор психического состояния. Кстати, один из немногих действующих экземпляров.
- Круто. Где взял? – Тор восхищенно уставился на Рена.
- Не поверишь. У отца в музее ревизия была, а я как раз ему обед приволок. Они эту штуку выкинуть хотели, бирки не увидели. А я прихватил с собой. Все равно никто не заметил.
- Прикол, – оценил Тор кивая. – Как оно работает?
- Берешь каплю крови, капаешь на поверхность, и в течение недели эта штука видоизменяется, отражая состояние твоего сознания. – Рен протянул маску другу.- Пробуем на тебе.
- Э-э-э… – начал было Торан, но потом задумался, прикинул что-то в уме и, вздохнув, взял маску в руки. – Откуда кровь брать?

В понедельник утром порез на пальце прошел настолько, что Тор даже смог держать ручку. Ввиду чего он перестал ворчать, а анализатор показывать огненные всполохи и обвалы в горах. Маску перед началом занятий положили в сумку Рена, именно он должен был следить за всеми ее изменениями. Так началась неделя эксперимента. До обеда понедельника все было спокойно. Поверхность маски не менялась, никаких изображений на ней не появлялось, что говорило о стабильности характера Торана. Но после выхода из столовой, когда Рен в очередной раз проверил маску, стало понятно – что-то происходит. Анализатор больше не был прозрачным. Его структура сменилась на холодное дерево, на поверхности которого красками растекалось море. Причем изображение моря было «живым», вечно меняющимся, с нависающими над водой тяжелыми тучами.
- И? – Рен уставился на Тора.
- Вроде, нормально все… Ну если только волнение небольшое.
- Волнение? – Рен вспомнил детскую игру про «море волнуется…» и сделал для себя пометку в памяти. – С чего вдруг волнение?
- Не знаю… У нас же сейчас занятия в женском корпусе. А там такие преподши…
- Мдамс… - Рен вздохнул. – Ну не все же так серьезно? Кто там такой страшный то?
- Биологичка… - Тор поморщился.
- Контрольная? – Рен подозрительно покосился на доску с расписанием, у которой они стояли.
- Э… Да? – Тор сглотнул.
На нарисованном море разразился настоящий шторм.
Но контрольной не было и, как выяснилось, не намечалось. Так что Рену только оставалось гадать, с чего вдруг Тор разволновался. Учебу он сразу убрал из списка причин. Кем-кем, а глупым его друг не был, даже самые строгие учителя его уважали. Впрочем, сразу после занятий волнение ушло как не бывало. Пришлось ждать новых эмоциональных проявлений.
Ожидание было недолгим. Утро среды принесло Рену сюрприз в виде песчаной пустыни, появившейся на поверхности анализатора. Маска словно сама стала песчаной, только не рассыпалась под пальцами. Золотистые барханы искрились, и легкий ветерок гонял по ним стаи песчинок.
- А вот это у нас к чему? – сам у себя спросил Рэн.
О чем там думал Торан, он спросить, к сожалению, не успевал – когда проспишь, то времени на звонок не будет даже лучшему другу. Только перед началом занятий он поймал Тора возле библиотеки, внешний вид друга его поразил: джинсы и свитер тот зачем-то сменил на строгий костюм. В руках сжимал какую-то книгу, при ближнем рассмотрении оказавшейся энциклопедией.
- На этот раз что? – хорошо, что еще анализатор «предупредил» об очередном сюрпризе.
- Помнишь объявление об олимпиаде? – Тор виновато посмотрел на друга.
- Вчерашнее? От директора? Помню. И?
- Я решил участвовать.
- Зачем?
- Ну… Сам не знаю, – Тор пожал плечами.
Рен полез в сумку и, так, что бы никто, кроме них, не видел, показал маску другу.
- Понял?
- Не особо, – Тор замотал головой.
- Я тоже… Но для тебя это ненормально. Ты же не любишь выпендриваться, - Рен окончательно растерялся.
- Я и не выпендриваюсь, – Тор тряхнул головой. – Я просо хочу показать себя. Я же не дурак.
- А я и не спорю, что ты не дурак, – Рен спрятал анализатор обратно. - Просто странно…
- Может, взрослею? – предположил его друг.
- Да фиг тебя знает… - только и ответил Рен.

Весь четверг Торан готовился к олимпиаде. Рен наблюдал, как по анализатору проходят редкие волны изменений, но были они незначительными, словно тени. Были вспышки азарта, злости, усталости, меланхолии. Но по сути ничего значительного – обычное состояние перед ответственным делом. Серьезное изменение отразилось на маске во время обеда в пятницу. Именно после этого Рен начал догадываться, что случилось с его другом.
Уроки в пятницу отменили, так как многие учителя были заняты на олимпиадах. Сами участники с утра были раскиданы по кабинетам мужского и женского корпусов, а их группы поддержки слонялись в общем дворе и ждали результатов. Рен изредка заглядывал в сумку, смотрел на холодный ровный металл преобразившейся маски и зевал. Было скучно. Потом был обед, когда участники олимпиадного движения наконец-то покинули свои кабинеты и вышли отдохнуть от первых предметов. Именно в столовой все и случилось.
Рен и Торан устроились в дальнем углу, подальше от остальной толпы. Их выгодно прикрывала группа девчонок-одногодок. Тор смотрел на них напряженно, но не более того.
- Соперницы? – Рен подмигнул другу.
- Типа того… - Тор уткнулся в чашку с чаем.
Рен уже взялся за сумку, чтобы проверить маску, когда из-за соседнего стола выскочили двое мальчишек с младшего потока. Из-за чего у них завязалась драка понять было невозможно, но вот ее последствия видели все. Вначале на пол полетели тарелки с их стола, затем рухнули стулья, дальше два воина потеряли равновесие и рухнули на соседний стол, тот самый, за которым устроились девчонки. С визгом и криком девочки срывались со своих мест, чай и кофе разноцветными волнами тек по столу, стульям, платьям.
Рен сказать ничего не успел, а Торан уже вскочил на ноги, перемахнул через стоящие на пути стулья и подлетел к виновникам безобразия. Он молча поднял их за воротники пиджаков, пару раз тряхнул и потащил вон из столовой.
«Э-э-э…» - подумал Рен и по привычке посмотрел на маску. По ее поверхности неслись два рыцаря, темный и светлый. - «Нифига себе…»
Тор вернулся через несколько минут, когда столы и стулья поставил на место, посуду собрали с пола, а девочки перестали лить слезы о перепачканных платьях.
- Все живы? – зачем-то спросил Тор, проходя мимо них.
- Да, – та, что, по всей видимости, была среди них заводилой улыбнулась парню. – Спасибо.
Тор покраснел. Рен уставился на анализатор. Черный рыцарь лежал поверженный, белый красовался в венке победителя.

- Ты правда понял, что со мной? – Тор лежал на диване в комнате Рена, хозяин комнаты сидел рядом в кресле. Все это напоминало сценку «на приеме у психиатра».
- Вполне, – Рен медленно и многозначительно кивнул. – А ты сам не хочешь подумать?
- Я думал. И не один раз. Я вижу, что делаю вещи для меня ненормальные, но почему - не понимаю.
- Ну ладно, – Рен кивнул и взял со стола фотографии. Взял так, что цветная сторона была скрыта. – Значит, будем проверять прямо по ходу.
Анализатор уже давно лежал на тумбочке, так что оба парня могли его видеть. Рен одну за другой развернул фотографии, показывая их другу. Одна за другой на фотографиях появились те самые девочки из столовой. Тор пожимал плечами, глядя на зафиксированные лица. Анализатор молчал. Рен, как карту, раскрыл последнее фото. На нем во всей своей красе предстала заводила девичьей компании. Тор невольно сглотнул. Анализатор моментально отреагировал вспышкой алого и синего цветов – на его поверхности расцвели незабудки и лилии.
- ЧТД! – Рен хмыкнул.
- Чего? – Тор переводил взгляд с анализатора на друга. – Я не понял, чего он?
- Что и требовалось доказать, – Рен сложил фотографии вместе и хлопнул ими по лбу Тора. – Ты влюбился. В нее. В последнюю.
- В Сару!!! – Глаза Тора стали огромными, как коллекционные монетки.
- У-у-у… Ты еще и имя ее знаешь? – Рен хохотнул.
- А что такого? – Тор насупился.
- Спроси любого парня, никому, кто не влюблен, дела нет до имен девчонок из соседнего корпуса, – Рен встал и размялся. – Эксперимент завершен. Ты просто втрескался, вот и все перемены.
- Такие сильные… - Тор был в шоке.
- Ох, друг… - Рен театрально закатил глаза. – Кто его знает, как любовь влияет на нас?
- И что мне делать? – Тор уставился куда-то в пол.
- Пригласи ее на прогулку, – Рен взял анализатор с тумбочки и спрятал в шкаф. Больше ничего интересного и неожиданного он показать не мог.


- Ты уверена, что хочешь быть ученым, а не писателем? – Крисс приподняла одну бровь и внимательно посмотрела в лицо подруги. – Истории ты рассказываешь намного интереснее, чем о синтезе белка.
- Истории может сочинять каждый. А вот выучить синтез – нет. Ты - пример,- Кэр добродушно рассмеялась.
Крисс хотела уже отомстить ей, швырнув чем-нибудь мягким и не травмоопасным, но обе подушки были у Кэралайн.
- Ну и ладно, все равно как писатель ты много лучше, – Крисс снова растянулась на диване.
- Может быть… И все равно, любовь – очень качественный вирус, – Констатировала Кэр.
- Не начинай, – застонала Крисс.

@темы: рассказы